Продолжаю писать в Avefrance о французском дизайне и архитектуре, и предлагаю вашему вниманию новую заметку.

Жюль Эме Лавиротт (Jules Aimé Lavirotte) — французский архитектор, наиболее известен зданиями в стиле модерн (ар нуво) в 7-м округе Парижа. Посмотревший на фасад дома №29 на авеню Рапп, Сальвадор Дали назвал его примером «продолжающегося эротического экстаза».

Жюль Лавиротт. Дом №29 на авеню Рапп, и дверь, как «продолжающийся эротический экстаз»

Жюль Лавиротт родился в Лионе и поступил там в школу изящных искусств, где обучался у Антуана Жоржа Лувье. Позже Лавиротт под руководством Поля Блонделя в 1894 году окончил со степенью архитектора парижскую Школу изящных искусств.

Первые пять зданий Лавиротт построил в 7-м округе Парижа. Три из них находились в непосредственной близости друг от друга: 3 Rue Rapp, 29 Avenue Rapp, и 12 Rue Sedillot. Первые два здания архитектор декорировал совместно с Александром Биго, профессором химии, который изучал технологию изготовления керамических изделий, плиток, увиденных им на Парижской выставке 1889 года.

Жюль Лавиротт скончался в 1924 году. Его работам долгое время не придавалось должного значения, пока в 1960-х годах модерн не открыли заново. Здания Лавиротта признаны историческими памятниками архитектуры, а их творец, наравне с Эктором Гимаром и Анри Соважем, считается одним из главных деятелей парижского модерна.

Фото: wikimedia.org

Модерн (moderne) или ар-нуво (art nouveau)

Но что же это - «модерн», или «ар-нуво»? Новое искусство, или новейший, современный стиль в архитектуре, декоративно-прикладном искусстве, живописи и скульптуре. Возможно, последний единый художественный стиль в европейском и американском искусстве конца 19–начала 20 в. Время его формирования – 1890-е годы, когда художники предприняли попытку порвать с теми художественными принципами, которые казались им исчерпавшими себя и стереотипными.

Архитектуру модерна отличает отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, использование новых материалов (металл, бетон, стекло). Большое внимание уделялось не только внешнему виду зданий, но и интерьеру, который тщательно прорабатывался. Все конструктивные элементы — лестницы, двери, столбы, балконы — художественно обрабатывались.

Важную роль в развитии ар нуво во Франции сыграл архитектор Эктор Гимар, оформивший входы станций парижского метро чугунными решетками с орнаментами из стилизованных орхидей.

Еще яркий пример - Антонио Гауди. Здания, сооружённые им, настолько органически вписываются в окружающий пейзаж, что кажутся делом рук природы, а не человека.

Фото: @mybeautifulpari

Лавиротт - Immeuble Lavirotte

Но вернемся к дому №29 на авеню Рапп в Париже. Вообще, зданий авторства Жюля Лавиротта в Париже немало. Но лишь один из них, Immeuble Lavirotte, называют «триумфом плоти в архитектуре».

Лавиротт действительно полагал, что лишь красота, причем, желательно, «сказочная», сможет сделать людей, живущих в ней, красивее. И, пожалуй, самым необычным памятником торжества плоти, заключенной в камень, является жилой (!), в прошлом — доходный, дом по 29 авеню Рапп (29 Avenue Rapp), построенный в 1901 году.

Дом украшен множеством самых разных скульптур, которые словно перетекают друг в друга. Здесь есть головы быков, рыб, птиц, женские маски. Однако смотрится это настолько органично, что фасад воспринимается как единое произведение искусства, которое можно долго разглядывать. Всю жизнь проектируя доходные дома, Лавиротт словно затевал игру с горожанами, предлагая им разгадывать те символы и аллегории, которыми усеяны фасады его зданий. Например, головы быков символизируют мощь земли, а фигурки саламандры, которыми украшена дверь, защищают дом от огня.

Необычен и вырез проема входной двери, напоминающий оскалившуюся маску. Над самой дверью автор расположил бюст женщины (предположительно - это жена архитектора). С двух сторон бюст окружают фигуры Адама и Евы. А если внимательно посмотреть на центральную часть деревянной двери, то между двумя стеклами овальной формы можно увидеть изображение перевернутого фаллоса. Известно, что посмотревший на этот фасад Сальвадор Дали, назвал его примером «продолжающегося эротического экстаза».

Совершенно сумасшедшее здание! Напомнило квартиру одного знакомого продавца антиквариата: куда ни шагнёшь - вылезает что-то интересное, и находишь какой-нибудь сюрприз. Но первое общее впечатление, когда заходишь - «боже, как можно тут жить...». И все-таки, это жилой дом.

Фото: @missmfj

Народ не понял

Дом был построен в содружестве с знаменитым мастером по керамике Александром Биго (Alexandre Bigot) и скульптором Жаном-Батистом Ларривом (Jean-Baptiste Larrive) - автором парадной двери.

И началась бытовая драма… Дом предполагался к сдаче в аренду, но капризные парижане дом невзлюбили, потому как посчитали его слишком «bling-bling» (вызывающе-звенящим), что противоречило внутреннему миру жителей города, обогащенному историей и чувством собственной значимости. Парижане селиться в этот дом отказались. Так он и простоял некоторое время, как образчик дурного вкуса. После его купили на торгах за смехотворную сумму - семейство Руссель (Roussel), которое, учитывая подвернувшийся бюджетный вариант, закрыло глаза на фасад. Превозмогая неприятие и осадочек, со временем привыкли, обжились. Некоторые помещения продали за немалые деньги. Кажется и сегодня семейство проживает в этом здании…

Фото: wikimedia.org

Лавиротт и Александр Биго

Но, несмотря на возмущение публики, в 1901 году за этот дом Жюль Лавиротт получил первую премию на Парижском конкурсе фасадов. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что во многом он обязан этой премией Александру Биго.

Александр Биго (Alexandre Bigot) стал одним из величайших художников в декоративно-прикладном искусстве, ярчайшей звездой, разгоревшейся в эпоху ар нуво. Родился во Франции, в городке Мер 5 ноября 1862 года. Получив блестящее образование в университете Кан, он продолжил обучение в Сорбонне. Специализируясь на таких предметах, как физика и химия, в 1890 году он получает степень доктора наук и становится преподавателем в именитом горнопромышленном институте Эколь Де Мин.

Но на всемирной выставке в Париже керамика произвела на Биго неизгладимое впечатление и он начинает ее исследовать. Так родились его эмали – теплые, неповторимые, с богатой цветовой гаммой. Подобно лаку Страдивари для скрипок, эмали Биго позволили керамике «зазвучать» по-новому. Фактически керамика Биго была предназначена для арнуво — они были как будто созданы друг для друга.

Дом 29 по улице Рапп — второй совместный проект Александра Биго и Жюля Лавиротта. Биго использует фасад здания как выставку своей продукции — и здание, полностью задекорированное рельефной керамической плиткой и объемными лепными панно, стало настоящим воплощением арнуво.

Фото: jeanpierrekosinski.over-blog.net

Кто останется равнодушным? У кого-то замирает сердце и дом вызывает восторг и упоение, а кто-то считает его напыщенным и чрезмерным. Но с течением времени дом признан настоящим украшением Парижа и эта работа непревзойденных мастеров модерна считается одной из лучших. Благодаря отсутствию симметрии строение приобретает изящество и тягучесть форм, неповторимость и меланхолию.

Это, наверное, самый чувственный дом в Париже.

Источник: Avefrance.com , автор: Елена Сулла